21:47 

Стихи о форсировании водной преграды. Часть 2.

TrashTank
"Можно выклянчить все! Деньги, славу, власть, но только не Родину… Особенно такую, как моя Россия"
Продолжение этой записи

Евгений Долматовский "Кровавая река Тайпалеен-йоки"

Я много видел рек - и узких и широких,
Запомнится не каждая река
Но есть одна река - Тайпалеен-йоки,
Она не широка, не глубока

А было перейти ее труднее,
Чем жизнь прожить. Но нужно перейти!
Когда понтоны навели, над нею
Сплошной огонь открылся на пути

Но люди шли - сурово, тихо, долго.
И каждый думал: "Я еще живу"
И волгарям не вспоминалась Волга
Здесь было только то, что наяву:

Сквозь гром был слышен голос одинокий -
Звал санитара раненый в потоке...
Тяжелую волну несла в века
Одна, одна Тайпалеен-йоки -
Холодная и быстрая река.

изображение
Тайпалеен-йоки в районе мыса Коуккуниеми

3 декабря 1939 года командующий войсками Ленинградского военного округа К.А. Мерецков отдал приказ о создании группы прорыва, получившей название Правая группа. Командующим группой был назначен комкор В.Д. Грендаль, который в первые дни кампании был инспектором артиллерии на Карельском перешейке. В Правую группу выделялись 150-я стрелковая дивизия комбрига С. А. Князькова и 49-я сд комбрига П.И. Воробьева, а также 19-й стрелковый полк из 142-й сд 50-го корпуса.

Боевой приказ № 11 Ленинградского военного округа от 5 декабря 1939 года ставил задачу частям 50-го стрелкового корпуса и Правой группы 6 декабря форсировать озеро Суванто-ярви у Кивиниеми и Тайпалеен-йоки у мыса Коуккуниеми. 142-я и 90-я сддолжны были затем продолжить наступление от Кивиниеми на железную дорогу Кирву — Хиитола, а части Правой группы должны были незамедлительно переправить на северный берег обе стрелковые дивизии группы и продолжить наступление во фланг и тыл финской обороны. За передовыми частями Правой группы и 50-го ск в ожидании прорыва сосредотачивался 10-й танковый корпус, для того чтобы войти в прорыв там, где наметится успех.

Район реки Тайпале прикрывала 10-я пехотная дивизия полковника Кауппила, входившая в 3-й армейский корпус генерал-майора Хейнрикса. За оборону участка от Хайтермаа до Вилаккала отвечал 29-й пехотный полк подполковника Варттиоваара, а участок от Вилаккала до устья Тайпале оборонял 28-й пехотный полк подполковника Сихвонена. В резерв корпуса был выделен 23-й пехотный полк подполковника Лаурила.

28-й полк поддерживала мощная артиллерийская группировка: первый и второй дивизионы 10-го артполка, 4-й отдельный тяжелый артиллерийский дивизион, а также батарея Каарна-йоки и батарея Ярисевя. Всего 12 орудий калибра 152 мм, восемь 122-мм гаубиц, 16 русских трехдюймовок и одно 120-мм стационарное орудие. Также в состав артиллерийской группировки 28-го полка вошла 2-я отдельная батарея с шестью 87-мм орудиями образца 1895 года из группы прикрытия Метсяпиртти.

Батарея Каарна-йоки (четыре 152-мм орудия) была стационарной, и ее таблица огня была составлена еще за два месяца до начала боевых действий. Огонь батареи был убийственно точным, и в ходе боевых действий батарея получила прозвище «Ангел Тайпале». Во многом именно финская артиллерийская группировка предопределила исход декабрьского сражения в районе Тайпале.

В приказе по армии перешейка от 7 ноября 1939 года было еще раз дано указание о том, что передний край финской основной оборонительной линии должен пройти по северному берегу Тайпалеен-йоки. Это означало, что части Красной Армии не должны были переправиться через реку, а мыс Коуккуниеми с его обширными полями нужно было удерживать любой ценой.

Основная линия обороны протянулась от Кирвесмяки до Теренттиля, а на мысу Коуккуниеми были оборудованы полевые укрепления только для боевого охранения. Такое решение было принято из-за формы мыса — части, обороняющие мыс, имели бы фланги, простреливаемые с советской стороны реки. Это создало бы большие проблемы .

Ширина реки Тайпалеен-йоки в районе мыса Коуккуниеми не превышает 200 метров. Большой проблемой для переправляющихся частей является сильное течение и отсутствие скрытых подходов к местам переправы.

Переправа через реку Тайпалеен-йоки началась во второй половине дня 6 декабря 1939 года в трех местах.

Финское боевое охранение, оставленное в Коуккуниеми, быстро отступило, и финские батареи открыли убийственный огонь по переправляющимся частям. Саперные и понтонные батальоны, наводившие переправы, понесли тяжелые потери. Подходы к переправам были открытыми как с южного берега Тайпалеен-йоки, так и на северном ее берегу, на полях Коуккуниеми.

Несмотря на высокие потери, советским частям удалось зацепиться за северный берег реки в районе Школьной рощи в Теренттиля и на самом мысу Коуккуниеми. В период с 6 по 11 декабря части РККА расширяли плацдарм, финны же контратаками пытались сбросить их в реку. Бои на плацдарме бушевали до 13 декабря, когда финны наконец отступили на основную линию обороны.

Обеспечивали переправу 6-й и 7-й понтонные батальоны и 1-й саперный батальон 49-й стрелковой дивизии. Переправа через Тайпалеен-йоки началась во второй половине дня 6 декабря 1939 года в трех местах.

В районе Виис-йоки переправлялись 212-й стрелковый полк 49-й стрелковой дивизии и 19-й стрелковый полк 142-й стрелковой дивизии (переправа № 3, начальник переправы — начальник штаба саперного батальона 142-й стрелковой дивизии).

В районе Козела 222-й стрелковый полк (переправа № 2, начальник переправы — старший лейтенант А. Е. Шелков, начальник штаба 1- го саперного батальона).

В районе паромной переправы — 15-й стрелковый полк (переправа № 1, начальник переправы капитан И. А. Зыкин, командир 1-го саперного батальона).

Все три переправы должны были начаться в 12 часов дня 6 декабря 1939 года.

Уже на подходе к району переправы финская артиллерия открыла по переправляющимся частям ураганный огонь. В 13:00 на исходных позициях были накрыты саперы капитана Зыкина, было разбито две автомашины с имуществом, тяжело ранено 18 человек и убиты шофер Дружинин и боец 1-й роты Печников. Последовало замешательство.

Только в 15:00 капитан Зыкин с комиссаром батальона Маркеловым лично повели машины парковой роты к переправе. Выяснилось, что привезенные к переправе резиновые лодки использовать невозможно, так как все они были посечены осколками. Под постоянным артиллерийским огнем финнов к реке пробились машины 7-го понтонного батальона, и совместными усилиями саперов и понтонеров переправа началась.

К 18:00 на северный берег реки переправились две роты 15-го стрелкового полка. В 18 часов было приказано переправу прекратить. Стрелки закрепились в так называемой роще Пярссинена на противоположном берегу реки. 3-й батальон 28-го пехотного полка капитана Карла Лагерлефа попытался сразу же сбросить их в реку, но потерпел неудачу. Тогда в дело был брошен полковой резерв, 2-й батальон капитана Мауно фон Шрове.

Бой длился всю ночь с 6 на 7 декабря, и только к утру финны рапортовали об окончании зачистки рощи. По советским архивным данным, роты 222-го и 15-го полков удержали как рощу Пярссинена, так и Школьную рощу.

На переправе № 2 саперы, несущие на себе резиновые лодки, уже на подходе к реке попали под фланговый пулеметный огонь из ДОТ в устье оврага Муста-оя и понесли тяжелые потери. Несмотря на это, саперы упорно выполняли свою работу. Многие лодки были расстреляны из ДОТ на середине реки. Из 20 лодок целыми остались три. Саперы потеряли 17 человек ранеными и двух убитыми. В 18:00 переправа № 2 также прекращена.

На переправе № 3 частям удалось переправиться на противоположный берег также после тяжелых потерь.

Тем не менее, в районе Виис-йоки советским частям удалось зацепиться за северный берег реки и продвинуться до леса. К концу дня был через реку наведен понтонный мост и на плацдарме находились уже два стрелковых полка и 116-й гаубично-артиллерийский полк. В районе Кирвесмяки, на берегу озера Суванто, советские части уже находились в непосредственной близости от финской основной оборонительной линии.

Командир 28-го пп полковник Сихвонен приказал 8-й и 9-й отдельным ротам отряда Метсяпиртти (это были роты сил прикрытия, сформированные из пограничников) контратаковать из района Кирвесмяки на мыс Коуккуниеми. Атака финских пограничников началась в 18:15 и вскоре захлебнулась из-за плотного огня. В полночь командир отряда капитан Инкинен снова поднял пограничников в атаку и снова потерпел неудачу. В то время, как пограничники безуспешно пытались продвинуться вперед, началась переброска резервов 10-й дивизии — 30-го пп подполковника Кемппи.

Первым на фронт в район Кирвесмяки прибыл 1-й батальон майора Яакко Сохло. В 5 утра 7 декабря две роты батальона пошли в атаку. В ходе атаки выяснилось, что район хутора Ляямяки был уже занят советскими стрелками. В ходе ночного боя финские роты зачистили хутор, но затем отступили на основную оборонительную линию. 2-я рота батальона, сумевшая продвинуться на полтора километра на юг, закрепилась на хуторе Нуутила. Днем 7 декабря в район Кирвесмяки прибыл 2-й батальон 30-го полка, но его контратака была отменена.

К 8 декабря на плацдарм у Коуккуниеми переправились 469-й и 674-й полки 150-й стрелковой дивизии. Была усилена также артиллерийская группировка — на плацдарм были переброшены четыре артиллерийских дивизиона (из 311-го пушечного полка и 334-го артиллерийского полка).

3-й батальон 19-го стрелкового полка, понесший большие потери, выводился с передовой. Сосредоточение войск проходило без должной скрытности и маскировки. В ходе смены частей на полях Коуккуниеми получилось большое скопление, которое финны сразу же накрыли артиллерией. Во время артналета погибли начальник штаба дивизии полковник Левин, начальник связи дивизии майор Зорин и ранены ряд командиров, находившихся вблизи.

Советское наступление на плацдарме началось 9 декабря 1939 года и было финнами отбито. 10 декабря наступление также не принесло частям Красной Армии успеха. Особо сильно пострадал 469-й стрелковый полк, двинувшийся в атаку без разведки и попавший под шквальный огонь основной оборонительной полосы. В 19:00 полк начал неорганизованный отход с поля боя. В бою был тяжело ранен и умер от ран временно командующий 469-м полком капитан Дубень, при отходе был оставлен на поле боя и замерз раненый начальник штаба полка капитан Семенов. Были ранены и убиты все три комбата и почти все командиры рот. В результате полк был выведен в тыл, и его сменил 756-й полк 150-й стрелковой дивизии.

Единственным успехом дня стал захват трех финских ДОТ «Альказар» в устье оврага Муста-оя батальоном капитана Нетребы 222-го стрелкового полка. Все попытки финнов вернуть этот комплекс 10 и 11 декабря не увенчались успехом. Потеря устья оврага Муста-оя означала, что стрелки и танки Грендаля теперь могли накапливаться в овраге и наступать на поля деревни Теренттиля.

К 13 декабря 1939 года части 150-й и 49-й стрелковых дивизий прочно овладели плацдармом на мысу Коуккуниеми и начали подготовку к прорыву основной финской линии обороны. В тот же день Мерецков отдал приказ на наступление Правой группе. Общее наступление было назначено на 15 декабря.

Действия стрелковых частей были готовы поддержать танки 39-й легкотанковой бригады полковника Лелюшенко и 204-й отдельный танковый батальон с огнеметными танками.

Дивизии поддерживали огнем 116-й гаубично-артиллерийский полк, 311-й пушечный полк и второй дивизион 402-го тяжелого гаубичного полка. Разведки целей артиллеристы произвести не успели и вели огонь по площадям.

В наступление шли все силы, сосредоточенные на плацдарме, — 6 стрелковых полков. Их поддерживали 59 танков 39-й лтбр и около 30 огнеметных танков.

Артподготовка длилась около трех часов, и после нее вся масса войск двинулась в наступление. Финны обрушили на наступающие стрелковые цепи огонь пулеметов, минометов и артиллерии. Красноармейцы были прижаты к земле и оторвались от танков.

Танкистам приходилось не раз возвращаться к пехоте и метр за метром вести ее за собой. Финские противотанкисты в полной мере использовали это маневрирование советских танков на поле боя. Огонь финские противотанковые пушки вели с фланга, с короткой дистанции и после этого сразу меняя позицию. Зачастую советские танковые экипажи даже не успевали заметить, откуда по ним был открыт огонь.

изображение
Химический танк ХТ-130 ведет огонь по финским позициям

Советские наступающие части сумели продвинуться буквально на несколько сотен метров — до финского противотанкового рва, который проходил в северной части полуострова Коуккуниеми перед финскими позициями. Большая часть пехоты осталась во рву, там же застряла часть танков. Те танкисты, которые сумели пройти ров, вырвались вперед и в одиночку вступили в бой с финскими пулеметчиками и противотанкистами, сметая финские проволочные заграждения.

К 17:00 наступление остановилось. На сборный пункт 39-й лтбр вернулось к этому времени только 4 танка. В тот день бригада понесла самые тяжелые потери в личном составе за всю войну — 25 убитых, 27 раненых, 6 человек пропавших без вести. Потери в танках были тоже крайне высокими: вернулось боеспособными 16 танков, подбитых артогнем 15, осталось на поле боя 28.

16 декабря советское наступление продолжилось, но снова было отбито финнами. В этот день 39-я бригада послала в бой 17 танков и за день потеряла 10 из них, но три танка сумели вернуться с поля боя. Было убито 7 и ранено 7 танкистов.

17 декабря советские части в третий раз атаковали финские позиции и снова неудачно. Финны сумели ликвидировать все местные прорывы контратаками и прочно удерживали основную оборонительную линию. 19 декабря начальник Генштаба командарм 1-го ранга Шапошников одобрил решение Мерецкова дать частям Правой группы отдых.

При форсировании реки Тайпалеен-йоки и в первых боях на плацдарме отличились и были награждены высочайшей наградой Советского Союза:

Водитель 7-го отдельного понтонного батальона Владимир Кузьмич Артюх (медаль № 198). Под обстрелом возглавил колонну батальона и обеспечил переправу через Тайпалеен-йоки 6 декабря 1939 года. Александр Твардовский посвятил ему поэму «Водитель Артюх».

Командир взвода 7-го отдельного понтонного батальона младший лейтенант Павел Васильевич Усов (медаль № 216), отличившийся при переправе через Тайпалеен-йоки.

Водитель-санитар 85-го медсанбата 49-й стрелковой дивизии красноармеец Иван Михайлович Ильиных (медаль № 400) — под огнем противника 7 декабря эвакуировал раненых с плацдарма по понтонному мосту, вечером 18 декабря на грузовике вывез раненых с передовой из оврага Муста-оя.

Командир батальона 222-го стрелкового полка капитан Василий Гаврилович Нетреба (медаль № 386) за захват трех ДОТ «Альказар» в устье Муста-Оя.

Командир батальона 222-го стрелкового полка старший лейтенант Михаил Тарасович Дударенко — погиб при форсировании Тайпалеен-йоки 6 декабря 1939 года.

Наводчик орудия 121-го противотанкового дивизиона 49-й стрелковой дивизии (медаль № 395) за отличие в бою 16 декабря при поддержке действий стрелковых частей в наступлении.

Командир 116-го гаубичного артиллерийского полка майор Дмитрий Иванович Турбин (медаль № 266) за образцовые действий полка в советско- финскую войну в районе Тайпале.

Водитель 116-го гаубичного артиллерийского полка красноармеец Василий Степанович Клюкин — бесперебойно доставлял боеприпасы на позиции, вывозил раненых.

Механик-водитель 85-го танкового батальона 39-й легкотанковой бригады Никита Иванович Русин (медаль № 219) — за умелые действия в бою 15–16 декабря 1939 года.

Политрук роты 674-го стрелкового полка Василий Леонтьевич Гутин — погиб при разведке боем 18 декабря 1939 года.

(с)Баир Иринчеев

@темы: история в лицах, Там всегда было место подвигу, Стихи о войне, Стихи и песни военных лет, "Танки, пехота, огонь артиллерии"

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Великая Победа

главная