10:45 

Харьков во времена Великой Отечественной войны

Drakon Vetra
И, как говорила великая инквизиция, мы продолжаем жечь!
Накануне войны (на 1.05.1941 г.) население Харькова ("третьего индустриального города России" - так Харьков характеризовался в приказе № 17 от 25 октября 1941 г. командующего немецким 55-м армейским корпусом генерала Фирова), составляло 902 312 жителей. Ко дню освобождения 23 августа 1943 года в городе оставалось 180-190 тыс. человек. 24 октября 1941 года – черная дата в жизни города.
Для многих харьковчан эта дата стала действительно "черной".
Как это было.
В 4.00 22 июня 1941 года командующий поднял по тревоге части гарнизона г.Харькова, и сообщил первому секретарю обкома А. Епишеву о боях на границе. В 5.00 Маслов вскрыл пакет с мобпланом, в 7.00 — уже докладывал о начале работы по мобилизации людей и техники. В 16 часов председатель облисполкома П.Свинаренко вскрыл конверт с планом мобилизации экономики области.
В первую очередь отмобилизовывали части 18-й армии, развернутой на базе округа. К 15 августа призвали 13 175 человек младшего комсостава и 55 235 рядовых, начали формирование новых частей и маршевых пополнений. По нарядам округа в области было мобилизовано еще 19 798 человек комсостава и 168 111 рядовых.
Лошадей в войска поставили втрое больше предусмотренного — 48 536, повозок — 9 915, автотранспорт — согласно плану: 729 легковых автомашин, 3 903 грузовых ГАЗ-АА и 1 303 ЗИС-5, 174 спецмашины, 249 автоприцепов, 437 тракторов, 243 мотоцикла.
В августе Харьков наводнили беженцы и раненые. Население увеличилось с 900 тысяч до полутора миллионов, появились продовольственные трудности и перебои с хлебом, развилась спекуляция.
Находившиеся с июля в Харькове ЦК КП(б)У и правительство Украины в начале октября выехали в Купянск, а затем — в Воронеж, штаб Харьковского военного округа — в Сталинград. Обязанности начальника гарнизона до 20 октября исполнял облвоенком Маслов, после чего город был передан начальнику обороны Харькова генералу И. Маршалкову.
16 июля над Харьковом появился первый немецкий самолет-разведчик.
С 20 июля немцы летали над городом уже ежедневно: нагло, на большой высоте, в одно и то же время.
Первый авианалет вечером 27 июля застал врасплох. Воздушную тревогу объявили уже в разгар бомбежки, но жертв и разрушений тогда не было: бомбы упали на городское кладбище на Пушкинской. Немцы явно метили в авиазавод, но промахнулись.
Маскировочные работы велись в городе вяло, со светомаскировкой дело обстояло скверно. 4—5 августа мы совершили несколько полетов и осмотрели Харьков с высоты 500—2000 метров. Примитивность маскировочных ухищрений была очевидна. Разрисованные вербами и березками стены цехов и складов обмануть летчиков не могли: крыши остались незамаскированными, а контуры цехов и планировка заводской территории резко отличались от жилых кварталов. Во дворах ХТЗ, «Серпа и молота» и других заводов заметили незамаскированную продукцию, а на Баварии — «спрятанные» между деревьями зенитки. Ночью заводы демаскировали фонари, горевшие в цехах с незатемненными стеклянными крышами. Делая шторы и щиты для окон, одни директора о крышах забыли, а другие не могли придумать способ маскировки. Особенно демаскировали себя ХЭМЗ, ХТЗ и танковый завод № 183, цеха которых были огромными.
6 августа немцы совершили второй авианалет, накрыв бомбами левую сторону проспекта Сталина (ныне Московский) от площади Тевелева (Конституции) до Харьковского моста. Один дом был разрушен полностью, два повреждены. 14 августа город подвергся третьей бомбежке. Целью, как и в первый раз, был авиазавод. Первый заход оказался неточным: бомбы снова упали на кладбище и крематорий, а одна разрушила школу на улице Чайковского. Вторым заходом фашисты завод накрыли, но прямых попаданий не добились. Бомбы рвались в 5—8 метрах от механического и фюзеляжного цехов, ранив несколько человек. Даже после этого рабочие от станков не ушли, предприятие продолжало работать.
Над Баварией один бомбардировщик был подбит зенитками и рухнул в районе Люботина.
К началу войны Красная Армия имела 7200 дальнобойных 76- и 85-миллиметровых зениток образца 1928, 1931, 1938 и 1939 годов. Вот только в Харьков ни одна из них не попала. Прикрывавший город 56-й отдельный зенитно-артиллерийский дивизион был вооружен 76-миллиметровыми зенитными орудиями образца 1915 года — первыми русскими зенитками («пушками Лендера»), созданными для борьбы с немецкими «альбатросами» и «фоккерами» в период Первой мировой войны. С тех пор скорость и высота полета самолетов увеличились в 2,5—3 раза. Еще в 1927 году артиллерийские спецы сделали вывод: «Существующая 76-миллиметровая пушка на высоте 4000—5000 метров практически бессильна». Именно эти орудия и защищали небо над Харьковом. К 20 октября их осталось всего пять.
22 августа 1941 года около 23.00 сообщили о приближении шестерых бомбардировщиков. Это был четвертый (и первый ночной) налет на город. Зенитки вступали в бой постепенно: Бавария, Холодная Гора, станции «Балашовка» и «Левада», сад Шевченко. Огонь вели все 24 орудия зенитного дивизиона. Целью налета был центр города.
Первая фугаска грохнула в районе площади Тевелева (ныне Конституции). Прямым попаданием раскололо 4-этажный дом № 3 в Плетневском переулке. Взрывы фугасок повредили дом № 1 в Плетневском переулке и несколько зданий в переулке Короленко, где было двое убитых и несколько раненых.
Мелкими термитными «зажигалками» фашисты засыпали Дом Красной Армии, библиотеку университета, гостиницы «Красная» и «Астория».
31 августа девять бомбардировщиков совершили второй ночной налет. Сбросив осветительные бомбы, фашисты сделали три захода, обрушив фугасные бомбы на район городской электростанции на Красношкольной набережной. Электростанция не пострадала. Часть бомб упала рядом с ней в реку Харьков, а основная масса накрыла жилые дома на Красношкольной набережной, улице Руставели, в переулке Короленко и на проспекте Сталина (ныне Московский). Было разбито до двух десятков зданий и кинотеатр на углу Короленко и проспекта Сталина. Почти вся левая сторона проспекта от площади Тевелева до Харьковского моста была сметена бомбами: из 17 домов остались шесть. Жертв оказалось много.
По установившейся практике, почти все работники горкома тотчас выехали к местам бомбежки. Картина была жуткой. На месте небольших старинных домиков — груды развалин, из которых бойцы МПВО при свете факелов извлекали изувеченные тела. Трупы укладывали здесь же, на тротуаре, а раненых грузили в машины «скорой помощи». Без содрогания смотреть на происходившее было невозможно.
Так закончился август 1941 года. Начинался сентябрь. Налеты следовали все чаще и стали массированными. Под бомбами проходила и эвакуация города.
Тогда же активизировалось возведение оборонительного рубежа Перещепино-Зачепиловка-Полтава, которое велось в тяжелейших условиях, с переброской значительных масс людей (50—60 тысяч одновременно) на 100—150 километров от Харькова.
Пять тыловых оборонительных рубежей между Киевом и Полтавой к сентябрю 1941 года не создавали сплошной линии обороны. На рубеже № 4 (Хорол-Сухорабовка-Кобеляки) огневые позиции были оборудованы всего на 6 батальонов, на рубеже № 5 (Полтава-Переволочная) — на 1—2. Зачепиловский рубеж выгодно от них отличался, но до Полтавы дотянут не был. К моменту появления гитлеровцев единую систему оборонительных сооружений на Полтавско-Харьковском направлении создать не удалось.
15 сентября 1941 года немцы завершили окружение основной группировки советских войск под Киевом. В обороне на полтавско-харьковском направлении образовался стокилометровый разрыв. Угроза быстрого, в два-три броска захвата немцами Полтавы и Харькова была реальной, как никогда.
16 сентября командир расположенной в Харькове 57-й бригады войск НКВД по охране особо важных предприятий промышленности полковник М. Соколов получил боевой приказ.
Судьба Харькова висела на волоске. 18 сентября гитлеровцы взяли Полтаву.
20 сентября их передовые части вышли на Харьковщину и заняли Красноград.
Оборона Харькова решением Генерального штаба, была возложена на командование Харьковского военного округа. Деятельность командования округом по организации обороны города была сведена к созданию штаба обороны города во главе с начальником гарнизона города Харькова генерал-майором И.И.Маршалковым, назначенным на эту должность всего несколько дней назад с должности старшего преподавателя Интендантской академии им. Молотова.
Утром 10 октября части 212-й стрелковой дивизии во взаимодействии с танкистами 132-й тбр нанесли контрудар по наступающим немецким частям, но остановить их продвижение не смогли, и к исходу дня были вынуждены перейти к обороне на рубеже деревня Лозовая, хутор Семенов Яр.
15 октября 1941 г. 14 ч. 40 мин. «ДИРЕКТИВА СТАВКИ ВГК№ 00301 ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕМУ ВОЙСКАМИ ЮГО-ЗАПАДНОГО НАПРАВЛЕНИЯ, КОМАНДУЮЩЕМУ ВОЙСКАМИ ЮЖНОГО ФРОНТА ОБ ОРГАНИЗАЦИИ ОТХОДА. Это означало, что войска нашего фронта не только должны отступить от 80 до 200 километров, но и оставить Харьков, Белгород, Донецкий промышленный район.
К исходу 20 октября 1941 года передовые подразделения противника вышли непосредственно к ближайшим окрестностям Харькова.
23 октября противник не только овладел близлежащими к Харькову населенными пунктами: Дергачи, Лужок — северо-западнее города; Залютин Яр, хутор Небоженко — на западе; Липовая роща, Филиппово и Карачевка — юго-западнее Харькова, но и без боя занял юго-западную часть Червонобаварского сектора обороны.
Город был оккупирован 24 октября 1941 года силами 6-й армии вермахта под командованием Вальтера фон Рейхенау, 55-м армейским корпусом Эрвина Фирова.
24 октября 1941 года – черная дата в жизни города. Для многих харьковчан эта дата стала действительно "черной".
25 октября 1941 года центр Харькова опустел. Впереди — фашистская оккупация.
Во время оккупации проходили репрессии гражданского населения:
14 декабря 1941 г. по приказу военного коменданта города генерала Путкамера всех евреев в двухдневный срок обязали переселиться в район ХТЗ, где было организовано еврейское гетто. Каждый день оттуда выводили по 250–300 человек и отправляли на расстрел в Дробицкий яр. Гетто существовало до начала 1942 г. Также в яру расстреливали пленных красноармейцев и психически больных. Всего, по данным Госархива Харьковской области, были расстреляны около 20 тысяч человек.
В декабре 1941 г. в Харькове впервые испробовали фургон-«душегубку», в котором людей убивали выхлопными газами. В этом адском изобретении фашисты уничтожили 30 тысяч человек.
Всего за 23 месяца оккупации на территории области были убиты 280 тысяч мирных жителей и 23 тысячи раненых и пленных советских воинов, около 160 тысяч молодых людей угнаны в Германию. В Харькове около 195 тысяч человек были замучены, расстреляны или удушены в «душегубках».
В январе 1942 РККА предприняла наступление южнее города, в районе Изюма. С изюмского плацдарма командование Юго-Западного фронта намеревалось осуществить Харьковскую операцию по окружению и дальнейшему уничтожению противостоящей 6-й армии. Эта операция, начатая 12 мая 1942 года, завершилась катастрофой: в окружение и плен попали значительные силы наступавших советских войск.
В феврале 1943, развивая наступление Советской Армии, начатое после Сталинградской битвы, Харьков был первый раз освобожден силами Воронежского фронта под командованием генерала Ф. И. Голикова. Однако последовавшее вскоре контрнаступление немецких войск в марте 1943 года привело к повторной сдаче города (15 марта). На этот раз группе состоящей из первой и второй дивизий СС под командованием генерала П.Хауссера.
641 день длилась оккупация Харькова. Только с четвёртой попытки, 23 августа 1943 года, город был окончательно освобождён.
Харьков был настолько большим по площади и укреплённым оборонительными рубежами, что пять советских армий трёх фронтов — Степного маршала Конева, Воронежского генерала Ватутина и Юго-Западного генерала Малиновского — брали его 18 дней, с 13 по 30 августа. Самой первой освобождённой частью нынешнего Харькова стала Большая Даниловка, частично (поскольку она длинная) освобождённая 69 армией.
12 августа — за 11 дней до освобождения центра.
13 августа 57-я армия освободила Рогань, находившуюся за тогдашней городской чертой, а 7-я гвардейская армия в тот же день частично — изолированный от остального города Орджоникидзевский район (посёлок ХТЗ), взяв станцию Лосево.
15 августа 69 армия освободила Сокольники, частично заняв взлётную полосу ХАЗа, то есть немецкий военный аэропорт Харьков-Центральный. Нагорный район, центр, запад и восток города (кроме юго-запада и юго-востока) были освобождёны от немцев 23 августа.
Уникальный факт: оба раза, утром 16 февраля 1943 года и утром 23 августа, первыми освободили сердце Харькова — площадь Дзержинского — воины 183 стрелковой дивизии полковника Василевского. Только в феврале они вошли на площадь со стороны Алексеевки, а в августе — прямо по Сумской. Символом победы стал красный флаг над Госпромом, водружённый утром 23 августа.
Самыми последними освободили районы Змиевской улицы (29 августа) и отделённый от города рекой Уды изолированный Краснобаварский район (30 августа), то есть юг города. Окончательно угроза контрудара немцев в центр города была ликвидирована 5 сентября, когда советские войска освободили Мерефу.
В боях за город отличились десять дивизий: 28-я гв.сд генерал-майора Чумаева, 89-я гвардейская Белгородская сд полковника Серюгина, 84-я п-ка Буняшина, 116-я ген.-м-ра Макарова, 252-я ген.-м-ра Анисимова и 299-я ген.-м-ра Травникова стрелковые дивизии 53-й армии; 93-я гвардейская ген.-м-ра Тихомирова, 183-я п-ка Василевского и 375-я п-ка Говоруненко стрелковые дивизии 69-й армии; 15-я гвардейская сд ген.-м-ра Василенко 7-й гвардейской армии. Всем этим дивизиям было присвоено почётное наименование Харьковских.
По материалам Интернет изданий

@темы: фронтовые сводки, Великая победа

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Великая Победа

главная