Flaer
"Хочу, чтобы все..."
Голубев в бою (700x486, 122Kb)

Этот уникальный бой состоялся 12 марта 1942 г под Ленинградом. В смертельной схватке сошлись два советских и два германских летчика. Оба немца являлись общепризнанными асами эскадры JG.54 «Зеленое сердце»: унтер-офицер Гюнтер Бартлиг имел к этому дню на своем счету 67 побед, лейтенант Герберт Лейште – 29; они летали на самых современных для того периода истребителях Мессершмитт Bf.109F. Советские же летчики сражались на устаревших истребителях И-16, значительно уступавших Мессершмиттам в скорости. К тому же только один из них являлся асом – командир 3-й эскадрильи 13-го истребительного полка Краснознаменного Балтийского флота Василий Голубев, имевший около 15 побед (морские летчики в то время еще не делили свои победы на личные и групповые); его ведомый Владимир Дмитриев был довольно опытным пилотом, однако побед на своем счету пока не имел. Немаловажным было и то, что оба германских аса являлись «свободными охотниками», что позволяло им выбирать место и время атаки, или давало возможность уклоняться от боя в случае невыгодной ситуации. Причем ведущим этой пары был унтер-офицер Бартлинг; лейтенант Лейште, несмотря на более высокое звание, летал ведомым - в германской авиации действовало правило: в бою командует не тот, кто старше чином, а тот, кто опытнее.

Немецкие «охотники» чуть ли не ежедневно посещали аэродром Выстав, где базировался 13-й ИАП; они выслеживали возвращавшиеся с задания эскадрильи и внезапной атакой сбивали отставшие из-за повреждений машины, после чего стремительно уходили на свою территорию; догнать их на тихоходных «Ишаках» было просто невозможно. И тогда Василий Голубев разработал план охоты на «охотников». Когда 13-й полк вылетел 12 марта для нанесения штурмового удара по железнодорожной станции Мга, куда подошли для разгрузки три немецких эшелона с войсками, комэск-3 полетел не во главе своей эскадрильи, а занял место замыкающей пары. Перед вылетом он велел своему ведомому соблюдать радиомолчание (Голубев добился того, чтобы на всех самолетах его эскадрильи были установлены радиостанции), сберечь на обратный путь половину боезапаса и предупредил, что при штурмовке будет в основном выполнять ложные атаки, чтобы сохранить боезапас полностью. Расчет был на то, что массированный удар по такому важному объекту, как станция Мга, противник русским не простит, и «охотники» обязательно нападут на возвращающиеся самолеты у линии фронта или будут подстерегать возле аэродрома.
Восемнадцать И-16, сделав обходной маневр, на предельно малой высоте зашли на объект со стороны немецкого тыла, чего противник не ожидал. Реактивными снарядами и пушечно-пулеметным огнем обрушились на врага с двух направлений, загорелись вагоны и платформы с войсками и боевой техникой, которыми были буквально забиты все железнодорожные пути. Истребителей противника над объектом, к счастью, не оказалось, и советские пилоты, преодолевая плотный зенитный огонь, сделали повторную атаку всем составом с трех направлений. Пожары и взрывы на станции, как потом донесла разведка, продолжались несколько часов.
На обратном маршруте Голубев и Дмитриев несколько приотстали от основной группы, изображая, что их самолеты плохо слушаются руля из-за повреждений. Вскоре они заметили преследующую их пару Мессершмиттов. Но пока немцы держали дистанцию, не приближаясь: считая советскую пару небоеспособной, они решили одновременной атакой сбить русских эффектно — над собственным аэродромом. Но Голубев давно ждал такого момента – немы попались на его крючок! Изображая неуверенный заход на посадку, Василий дождался, когда задымили моторы «мессов», переведенные на форсированный режим для быстрого сближения и атаки, и резко увеличил скорость, одновременно набирая высоту. Достигнув центра аэродрома, он сделал резкий, с предельной перегрузкой левый боевой разворот для выхода на встречный курс. Дмитриев держался за хвостом Голубева, как приклеенный.
Противник такого маневра не ждал; теперь он был ниже советской пары и не мог уклониться от боя пикированием – слишком близка была земля. Так немцы оказались в лобовой атаке. Оба «мессера», задрав желтые носы, пошли на русских, видимо считая, что они без боезапаса и делают ложную атаку. Темные трассы от двух Bf.109 протянулись к советским самолетам. Голубев вогнал в прицел ведущего «охотника»; дистанция примерно пятьсот метров, полторы секунды осталось на все, пусть даже на жизнь! Пальцы правой руки Василия машинально выжали общую гашетку пулеметов, и три огненные трассы молнией пронизали тонкое тело Мессершмитта. Самолеты пронеслись мимо друг друга в каких-то пяти метрах… Голубев уже не увидел, как за его спиной пораженный им «месс» взорвался, расшвыривая во все стороны черные пылающие обломки; однако это видели все, кто был на земле, и громкое «ура» прокатилось по аэродрому…
Не думая о результатах стрельбы, Голубев сделал второй боевой разворот, и выше себя впереди увидел уходящего вверх единственного «мессера». Подобрав ручку управления, Василий навскидку взял упреждение и выпустил вдогон немцу все четыре реактивных снаряда РС-82. Четыре черные шапки разрывов вспухли за хвостом врага, однако «мессер» продолжал круто уходить в высоту. Догнать его было невозможно – слишком большая разница в скоростях. «Ушел!» - решил Голубев. Но на полутора тысячах метров немец внезапно сделал петлю и, стреляя, понесся вниз. Василий недоумевал: что это? Неужели враг решил один дать бой или посмотреть на горящий самолет своего ведущего? Нет, тут что-то другое: немец вышел из пикирования и зачем-то вновь полез на вторую петлю. Понимая, что сейчас дорога каждая секунда, Василий дал по радио команду Дмитриеву атаковать врага снизу, а сам резко бросил самолет в высоту и на третьей петле в верхней точке расстрелял немца с дистанции пятидесяти метров. Однако изрешеченный самолет не упал; он вновь ушел вниз, а потом опять полез вверх. И тогда Голубев понял: у противника осколками «эрэсов» заклинило рули высоты в момент, когда он уходил вверх после лобовой атаки. Немец оказался в безвыходном положении – заклиненные рули бросали его из петли в петлю…
На выходе из четвертой петли «мессер» зацепился за макушки елок возле стоянки самолетов 3-й эскадрильи; плоскости от удара поотлетали в стороны, а фюзеляж пополз по снегу в сторону аэродрома. Голубев сверху видел, как летчик выскочил из кабины и, то и дело падая, побежал в сторону леса, прямо к стоянке эскадрильи. Теперь фриц далеко не уйдет. Василий сообщил об этом по радио на КП полка, и вместе с ведомым пошел на посадку.
Через четверть часа механики принесли мертвого фашистского летчика. Отбежав в горячке от самолета, он умер от ран, полученных в воздухе. По сгоревшему самолету ведущего советские летчики тогда не могли определить, кто на нем летал, а вот на фюзеляже ведомого они насчитали 29 победных знаков. Имени убитого летчика Василий тогда не запомнил – слишком много было более важных дел. И лишь в 90-е годы, когда появилась возможность сравнивать документы противоборствующих сторон, стало известно точно, кого же именно сбил Голубев.
По сведениям немецкой стороны 12 марта 1942 года на свободную «охоту» в район Волховстрой — Шлиссельбург вылетела боевая пара 1-й группе 54-й гешвадер «Зеленое сердце» в составе: роттефюрер (ведущий) унтер-офицер Гюнтер Бартлиг и качмарек (ведомый) лейтенант Герберт Лейште. На аэроузел Сиверский группа не вернулась. 25 марта 1942 года командиром полка майором Филиппом летчики были признаны пропавшими без вести в боевом вылете.


Унтер-офицер Гюнтер Бартлинг

Гюнтер Бартлинг (234x371, 7Kb)

Родился в Лейпциге в 1913 году. В 1929 г поступил в планерную школу. С 1930 года — командир отделения в этой школе, с 1931 года — инструктор. В 1935 г направлен в школу военных летчиков в Берлин, в 1937 году окончил отделение летчиков-испытателей. В 1938 г в составе легиона «Кондор» воевал в Испании. С 1939 года — в 54-й эскадре. Участвовал во Французской и Балканской кампаниях. К моменту нападения на СССР имел на боевом счету 56 воздушных побед. В августе 1941 года был ранен в воздушном бою севернее Нарвы. В строй вернулся в ноябре того же года. В течение февраля 1942 года одержал 11 воздушных побед методом свободной «охоты» над советскими аэродромами Ленинградского и Волховского фронтов. На день гибели германский ас имел 67 побед.


Лейтенант Герберт Лейште

(его фото мне найти не удалось)

Родился в Берлине в 1920 году. В 1940-м окончил летную школу и в мае того же года получил назначение в учебно-боевую эскадрилью 54-й эскадры, базировавшуюся в Бельгии. Участвовал в налетах на Англию. Первую воздушную победу одержал 27 сентября 1940 года, блокируя аэродром в Южной Англии. Участвовал в нападении на Югославию. К моменту нападения на СССР имел 9 воздушных побед. В первый день войны сбил в районе Каунаса И-15 и СБ-2. 7 ноября 1941 года был ранен осколком на земле при нанесении советской авиацией бомбового удара по аэроузлу Сиверский. В строй вернулся в декабре 1941-го. К моменту гибели довел счет побед до 29. Последнюю победу одержал 3 марта, сбив Як-1 над аэродромом Волховского фронта.


А вот краткие биографические данные советских летчиков – участников описанной выше схватки:

Владимир Михайлович Дмитриев

Дмитриев Владимир Михайлович (280x404, 23Kb)

Родился в Ленинграде в 1917 г. В 1934 г. окончил среднюю школу, работал слесарем-механиком. В РККА с 1939 г. в 1940 г окончил Чугуевское военное авиационное училище, получил звание младший лейтенант. В июне 1941 г стал пилотом 13-го ИАП КБФ. В октябре 1941 был сбит, некоторое время находился в госпитале. Вскоре после описанного выше боя Дмитриев получил звание лейтенант, а в июне 1943 г занял должность штурмана 4-го гвардейского полка. Гвардии капитан Владимир Дмитриев погиб 7 февраля 1944 г в воздушном бою ( был сбит стрелком бомбардировщика Ju-87). Всего совершил 459 боевых вылетов, в которых одержал 15 побед (3 личных + 12 групповых). Награжден орденами Ленина и Красного Знамени.


Василий Федорович Голубев

Голубев Василий Федорович к-р 4-го ГИАП КБФ 1942 (269x400, 43Kb)

Один из самых результативных асов авиации Балтийского флота. Родился в 1912 году в деревне Каменка под Волховом. Окончил 7 классов средней школы. Работал инструктором Осоавиахима города Волхова. С 1933 года на службе в ВМФ. В 1940 году окончил Ейское военно - морское авиационное училище лётчиков. Начало войны встретил в составе 13-й отдельной эскадрильи 13-го ИАП КБФ на истребителе И-16 №13. Наверное, это тройное «13» и определило мистические события, которые пришлось пережить Василию. Его трижды сбивали: 13.07.41 г, 13.08.41 г и 13.09.41 г. В последний раз Василия сбили над Ладожским озером, и Голубев провел несколько часов в холодной воде, с трудом доплыв до берега. Вернувшись в часть, он сменил номер своего самолета на «33». С этого момента Василию больше никогда не пришлось покидать свою машину. Бывало, он возвращался на полностью изрешеченном самолете, но всегда дотягивал до аэродрома и успешно совершал посадку. Осенью 1941 г Голубев участвовал в обороне полуострова Ханко, зимой 1941-42 г защищал «Дорогу жизни» через Ладожское озеро. Страстный любитель лобовых атак, Василий большинство своих побед одержал именно во встречных схватках. Возглавив 3-ю эскадрилью 4-го ГИАП КБФ, Василий Голубев проявил себя талантливым командиром. Тщательно планируя операции и разбирая все совершенные ошибки, Голубев вывел свою эскадрилью в число лучших частей Балтийского флота. Особо отличился Василий 12.03.42 г, когда уничтожил Мессершмитты асов Хайнца Бартлинга и Германа Лейште. Получив Звезду Героя Советского Союза, Василий Голубев продолжал успешно сражаться на устаревшем истребителе И-16, сбивая на нем даже новейшие германские FW-190. Только весной 1943 г 4-й ГИАП, который возглавил майор Голубев, перевооружился на истребитель Ла-5. В конце 1943 г за высокую результативность Василий был награжден Орденом Британской Империи. Однако карьера Голубева не всегда развивалась гладко. Однажды он «послал по-русски» по телефону самого командующего Балтийским флотом адмирала Трибуца, который несправедливо распекал Василия за ранение в бою пилота – генеральского сына. За это Герою Советского Союза, командиру гвардейского полка пришлось отсидеть неделю на гауптвахте. 23.02.44 г Голубев сбил разведчика Bf-110, который едва не стал его последней победой. Немец взорвался перед самым носом Василия, оглушив его и бросив в штопор. Голубев с трудом дотянул до аэродрома, привезя в крыле Ла-5 кусок обшивки немецкого самолета. К концу войны Василий был единственным летчиком из первого состава 4-го ГИАП (бывший 13-й ИАП), остававшимся в строю.
За время войны Василий Федорович Голубев совершил 589 боевых вылетов и одержал 39 личных и групповых побед. Так как в начале войны летчики 13-го ИАП КБФ не делили победы на личные и групповые, сегодня трудно установить соотношение этих побед. В различных источниках указываются разные цифры: и 16+23 победы, и 19+20 побед, и 27+12 побед.


А это – техника, на которой сражались герои описанной выше схватки:

Германский истребитель Bf.109F


месс ф отто киттеля (700x206, 62Kb)

Двигатель – DB-601Е (1350 л.с.), скорость – 630 км/ч, дальность полета – 845 км, вооружение – 1х20-мм авиапушка MG-151, 2х7,9-мм пулемета MG17 (вес залпа 1,47 кг/сек).

ДОСТОИНСТВА: устойчив в полете, легок в управлении, доступен пилоту низкой квалификации. Хорошая горизонтальная и отличная вертикальная маневренность. Многие немецкие летчики считали его самым удачным из всех версий "Мессеров". Bf-109F имел очень высокую для начала войны скорость (630 км/ч). Дальность полета по сравнению с предшествующей версией увеличена за счет подвесного топливного бака.
Вооружение самолета имело счетчик боезапаса и автоматически перезаряжалось при отпускании гашетки. Отличная боевая живучесть - хорошая бронезащита (бронеспинка, бронестекло, протектированные баки), крепкая конструкция (цельнометаллический), возможность отключения поврежденных механизмов без ущерба для боевых качеств. Обязательны радиостанции; прицел с кожаной подушкой, исключающей серьезные травмы головы пилота при вынужденной посадке. Фонарь кабины с аварийным сбросом; топливные баки расположены за бронеспинкой, что позволяло пилоту при возгорании бензина вовремя покинуть машину.
НЕДОСТАТКИ: ограниченный обзор назад; рыскал на посадке из-за узкого расположения стоек шасси; затрудненное управление на малых высотах при больших скоростях; по сравнению с предыдущей версией ослаблена огневая мощь.


Советский истребитель И-16 тип 29


И-16 тип 29 Старшего лейтенанта В. Ф. Голубева.  4-й ГвИАП ВВС КБФ, 1942 год. (695x275, 31Kb)

Двигатель – М-63 (930 л.с.), скорость – 490 км/ч, дальность полета – 440 км, вооружение – 1х12,7-мм крупнокалиберный пулемёт БС, 2х7,62-мм пулемета ШКАС (вес залпа 1,38 кг/сек), 4 РС-82

ДОСТОИНСТВА: довоенный советский истребитель с хорошей горизонтальной и вертикальной маневренностью (но на вертикали несколько уступал Bf-109); самый массовый отечественный самолет этого класса начала войны. Пилот защищен бронеспинкой.
НЕДОСТАТКИ: довольно строг в управлении, доступен только летчикам средней и высокой квалификации. Имел низкую остойчивость, особенно на взлете и посадке, что приводило к повышенной аварийности. Малая даже для начала войны скорость; небольшая живучесть (погибал от попаданий 2-4 авиаснарядов); не имел бронестекла и протектирования баков; баки расположены перед пилотом, и при поражении заливали летчика горящим бензином. Ограниченный обзор назад; на большинстве экземпляров отсутствовали рации; кабина открытого типа.


Рассказ о схватке асов является несколько переработанным
эпизодом из мемуаров В.Ф. Голубева
«Крылья крепнут в бою» и «Второе дыхание»
(М. Советская Россия. 1980 и 1984 гг).

@темы: Великая победа, 1942, история в лицах, Военные летчики