10:08 

Амет - Хан Султан

{ПАМЯТЬ}
Помню... горжусь...
Родился 25 октября 1920 года в городе Алупка, Ялтинского Горсовета, в семье рабочего. Окончил 7 классов и школу ФЗУ ( ныне СПТУ № 4 города Симферополя ). Работал подручным котельного мастера в железнодорожном депо, одновременно учился в аэроклубе. В Красной Армии с 1939 года. После окончания в 1940 году Качинской авиационной школы, 1 год служил в Белоруссии, в строевой части.

С июня 1941 года на фронтах Великой Отечественной войны. По сентябрь 1942 года сражался в составе 4-го ИАП ( летал на И-153, "Харрикейне" и Як-7 ), затем - до конца войны в составе 9-го Гвардейского ИАП ( на Як-1, "Аэрокобре" и Ла-7 ).

К августу 1943 года командир эскадрильи 9-го Одесского Краснознамённого Гвардейского авиационного полка ( 6-я Гвардейская истребительная авиационная дивизия, 8-я Воздушная Армия, Южный фронт ) Гвардии капитан Амет - Хан Султан совершил 359 боевых вылетов ( из них 110 в небе Сталинграда ), провёл 79 воздушных боёв, в которых сбил 11 самолётов противника лично и 19 - в составе группы.

24 августа 1943 года за мужество и отвагу, проявленные в боях с врагами, удостоен звания Героя Советского Союза.

К концу войны произвёл 603 боевых вылета, в 150 воздушных боях лично сбил 30 и в группе 19 самолётов противника.

29 июня 1945 года помощник командира 9-го Гвардейского истребительного авиационного полка ( 1-я Воздушная армия ) Гвардии майор Амет - Хан Султан награждён второй медалью "Золотая Звезда".

После войны поступил в Академию ВВС, но вскоре ушёл и стал работать лётчиком - испытателем ( всего освоил около 100 машин ). В 1946 года - Гвардии подполковник. В 1947 году получил звание "Лётчик - испытатель 1-го класса". В 1952 году удостоен Сталинской премии. В 1961 году присвоено звание "Заслуженный лётчик - испытатель СССР". Погиб в испытательном полёте 1 февраля 1971 года.

Награждён орденами: Ленина ( трижды ), Красного Знамени ( пять ), Александра Hевского, Отечественной Войны 1-й степени, Красной Звезды, "Знак почёта", медалями. Почётный гражданин города Ярославля. Навечно зачислен в списки воинской части. Бронзовый бюст Героя установлен на родине, мемориальная доска - в городе Каспийске Дагестанской АССР. Его имя носят школы № 27 в Махачкале и № 8 в Каспийске. Родные Героя живут в Москве.



Этот удивительный человек по матери был крымским татарином, а по отцу - лакец, горец из Дагестана. Он родился 25 октября 1920 года в Алупке, зелёные улочки которой сбегают к морю. Его детство прошло в солнечном Крыму. И хотя в его имени есть и "хан" и "султан", был Амет обыкновенным босоногим мальчишкой, дочерна загорелым на южном солнце и очень бедовым. Отчий дом Амет - Хана был построен на крутом склоне горы и напоминал птичье гнездо. Любимым развлечением мальчишки были походы на вершину Ай - Петри, куда он провожал отдыхающих, а в межсезонье, когда "работы" не было, пытался ловить... орлов. Но жизнь брала своё: бурно развивалась промышленность, машины завоёвывали сердца ровесников. Не остался в стороне и Султан: закончив 7 классов, подался в железнодорожное ФЗУ. Работал слесарем, подручным котельного мастера в депо. Был там комсомольским вожаком. Одновременно учиться летать в Симферопольском аэроклубе. В 1939 году по рекомендации Симферопольского железнодорожного депо его приняли в Качинскую военную авиационную школу, после окончания которой он год прослужил в Белоруссии в строевой части.

Начало Великой Отечественной войны младший лейтенант Амет - Хан встретил в 4-м истребительном авиаполку ( Одесский Военный округ ) под Кишинёвом. 22 июня 1941 года рано утром с аэродрома Григориополь для проверки данных о нарушении государственной границы СССР германо - румынской армией в воздух поднялась 1-я эскадрилья 4-го истребительного авиаполка. На реке Прут, по которой проходила граница, увидели грозное зрелище: сплошным потоком по мосту катились чужие танки, артиллерийские самоходки, автомашины, мотоциклы... Когда подлетали к своему аэродрому, на поле полыхали самолёты, ангары, дымились развороченные бомбами взлётные полосы. Сели на запасном аэродроме.

В первый же день на биплане И-153 он провёл несколько штурмовок, по 5 - 6 раз вылетая на боевые задания. Через 3 дня полк перестал существовать: материальная часть была полностью уничтожена...

В октябре 1941 года лётчик был назначен командиром звена того же полка ( 147-я истребительная авиационная дивизия, Юго - Западный фронт ). К тому времени он произвёл 130 боевых вылетов на разведку и штурмовку войск противника, за что был награждён орденом Красного Знамени.

В характеристике на 21-летнего лётчика, составленной в те дни, командиры отмечали: "Тов. Амет - Хан Султан в боевой работе неутомим. В бою отважен, упорен и настойчив. В принятии решений смел. Является мастером воздушной разведки, один из первых в полку провёл бой с бомбардировщиком противника в сумерках".

В конце декабря 1941 года лейтенант Амет - Хан Султан в числе других лётчиков полка был направлен в Кинешму ( Ивановская область ) для переподготовки на английский истребитель "Харрикейн". Затем вернулся в свой полк, который в это время вошёл в систему ПВО города Ярославля.

31 мая 1941 года на окраине Ярославля на высоте 7300 метров Амет - Хан встретил немецкий бомбардировщик Ju-88D-1. Он бросился в атаку, открыв огонь из всех пулемётов. "Юнкерс" на большой скорости, умело маневрируя, изворотливо уходил от прицельного огня. Наконец Амет - Хану удалось зайти с задней полусферы. Длинной очередью уничтожил пулемётную точку бомбардировщика. Когда после очередного боевого разворота поймал в прицел "Юнкерс", снова нажал на гашетку, но выстрелов не последовало - кончился боезапас. Стрелять было нечем...

На борту "Юнкерса", видно, поняли это: самолёт теперь даже не маневрировал, а на большой скорости просто уходил к линии фронта. "Спешит, аэрофотоаппараты, должно быть, уже выключил", - подумал Амет - Хан и посмотрел на землю. Будто сквозь вуаль, блеснула внизу Волга. Над Ярославлем, озарённые майским солнцем, плыли облака. Где-то там, неподалёку от города, аэродром, боевые друзья. Почему-то вспомнилось, как моторист Потапыч, старый солдат, незлобиво отчитывал своего механика, молоденького сержанта. Тогда, шагая мимо капонира к своему истребителю, он улыбнулся про себя. Но сейчас было такое ощущение, будто Потапыч корил не механика, а его, Амет - Хана. Что сказать друзьям, когда вернёшься на аэродром ? Упрекать не станут. Да ведь их глаза скажут больше слов: "Как же это ты, Амет - Хан, упустил врага ?"

Нет, решение он принял раньше, ещё в то мгновение, когда внезапно оборвалась пулемётная трасса. "Боезапас кончился", - обожгла мысль. И тут же другая: "Таранить !" Эта мысль теперь овладела всем его существом. Он был озабочен только одним: как можно быстрее сократить расстояние, отделявшее его от вражеского самолёта. Сблизившись с "Юнкерсом", Амет - Хан повёл истребитель в атаку. Немецкий стрелок пытался отразить удар - хлестнул огневым смерчем. Но краснозвёздный самолёт неудержимо мчался вперёд. Казалось, ещё секунда - и он снарядом врежется в машину врага. Немецкий пилот упредил: скольжением отпрянул в сторону.

Истребитель пронёсся близ "Юнкерса" и, блеснув молнией, почти отвесно ринулся вниз. А в следующий миг его правое крыло, точно меч, рассекло плоскость бомбардировщика. Раздался скрежет металла, и в небе тотчас потянулся дымный след от моторов "Юнкерса". Амет - Хан выбросился из неуправляемого самолёта с парашютом.

...Жители поволжской деревни Дымокурцы поначалу приняли спустившего с неба смуглого черноглазого Амет - Хана за чужака и наставили вилы... Пришлось лётчику, отвернув борт кожаного реглана, показать орден Красной Звезды, чтобы развеять последние сомнения. Подбежавшие сельские мальчишки доложили, что "фриц упал вон там, а крыло от него - вот здесь, близко".

Он осмотрел эту совсем нестрашную теперь плоскость с чёрным крестом - "крышку несостоявшегося гроба", как потом острили его друзья, - и отчётливо понял свою ошибку: если бы таранил сверху, как делают другие, то, глядишь, приземлился бы на своём самолёте. Значит, на будущее вывод таков: только хладнокровный расчёт каждого своего маневра в бою.

Попросив ребят собрать парашют, лётчик устало провёл ладонью по щеке. На руке остались следы крови. Его проводили в село, обмыли раны, перевязали чистой холстиной. Через полчаса он сидел за уставленным деревенскими яствами столом: квашеная капуста, грибы, солёные огурцы, чугунок дымящейся картошки и даже запылённая бутыль. "Для праздника Победы припас, - объяснил старик хозяин. - Да тут такой случай ! Для милого дружка - и серёжку из ушка !"

В избу набилось много народу, старики расспрашивали, уважительно поглядывая на орден Красной Звезды, "как оно там, в небе", бабы, увидев его забинтованную голову ( разбил при таранном ударе о приборную доску ), сокрушались и жалостливо охали.

Затем Амет - Хана уложили на широченную кровать с пуховиком, и всё село затихло, оберегая сон защитника.

Едва смежив веки, он опять увидел "Юнкерс", с борта которого вновь хлестала и мельтешила перед глазами огненная метель. Только теперь ему казалось, будто его самолёт падает, в море. С высокой - высокой скалы... Сердце сжималось. Но было радостно видеть море, и синие скалы, и солнечный берег с зубчатой каймой прибоя. Ведь на этом берегу стоял его родной город Алупка...

...В полдень у палисадника остановилась машина. Приехал полковой комиссар Миронов. Войдя в избу, бросил взгляд на широченную тесовую кровать, на которой спал Амет - Хан. Разбудив его, комиссар изумлённо присвистнул:

- Э, брат, да ты не иначе "хватил" ?!

- Квашеной капусты отведал, чуть не целый вилок съел. Ох и крепка ! - тряхнув чубом, хитровато сощурился Амет - Хан. - Ну а фашистов-то поймали ?

- Всех. Из Волги, как мокрых кур, выловили. На Париж, Лондон, Роттердам летали. А тут обожглись. Не по правилам, говорят, ты их с неба "ссадил".

- Ишь ты, какие ! В нашем небе - наши правила !

Подлечившись в госпитале, Амет - Хан вернулся в полк. Здесь его приняли в партию. А вскоре пришла радостная весть: за подвиг в воздушной схватке 20-летний лётчик удостоен ордена Ленина. Боевые друзья от души поздравили с высокой наградой. Потом вместе отправились в город. И тут Амет - Хан вторично встретился с тем "Юнкерсом". Но вражеский самолёт с обрубленным крылом был уже мёртв. Его притащили на центральную площадь. Собралось много народу. Сквозь толпу с трудом протиснулся вперед чернявый худенький лейтенант в лётной форме. Рядом стояли парни в рабочих спецовках. О чём-то вполголоса заспорили. Тогда один из них достал из кармана газету и стал читать маленькую заметку, уточняя подробности боя, фамилию лётчика. И вряд ли кто заметил, как вдруг смутился лейтенант и, повернувшись, быстро зашагал в сторону...

Через несколько дней после таранного победного боя, городской комитет обороны вручил победителю именные часы с надписью: "Лейтенанту Красной Армии Амет - Хан Султану, геройски сбившему немецко - фашистский самолёт..."


В июне 1942 года, летая на "Харрикейне", Амет - Хан Султан сбил 2 вражеских истребителя Ме-109 ( оба в районе Елец - Липецк ).

В конце июня 1942 года, когда 1400 фашистских машин были брошены на поддержку крупнейшего наступления немецких войск на Воронеж, генерал - майор Хрюкин, формирует 8-ю Воздушную армию из истребительных полков, уже имеющих боевой опыт. 4-й полк такой опыт имел и его перебрасывают из Ярославля под Елец, а пилотов срочно переучивают летать на новых, маневренных и хорошо вооружённых "Яках".

В августе 1942 года 4-й авиаполк, в составе которого сражался Амет - Хан, приступил к боевой работе на Сталинградском фронте. Быстро освоив новый для себя Як-7А и одержав в августе - сентябре несколько побед ( так, 7 сентября сбил Ме-109 ), Амет - Хан снискал славу сильного, не знающего страха воздушного бойца. Отличительным природным качеством Амет - Хана было орлиное зрение - он первым замечал врага, даже в облаках, даже в сумерках и ночью, что помогало ему за секунды занять выгодную позицию и начать успешную атаку.

Человек общительный и остроумный, он сразу становился душой компании. Амет - Хана, или Аметку, как звали его товарищи, хорошо знали в войсках, его запоминающееся сказочное имя стало легендарным, синонимом непобедимого искусного истребителя и блестящего, неистощимого остроумца. Взыскательная солдатская память донесла до нас некоторые его каламбуры. "Пересаживаемся с ишака на жеребца", - шутил он при переучивании на новый самолёт.

@темы: Военные летчики, Фотографии, история в лицах

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Великая Победа

главная